К нам пришло письмо…

Общество

Здравствуйте, уважаемая газета. Обращаюсь через вас к жителям Донецка.

Я капитан 1 ранга,  живу в Севастополе. С 1953 г.  по 1960 г. Жил в    Донецке -4, шахта «Западная». В те годы она называлась  «Западная -3». С 1958г. По 1960г. работал на шахте. Начальником шахты  в те годы был Хлиян Борис Иванович. Это был специалист высшего класса. Организатор производства и уважаемый человек.  Его ценили шахтёры и называли наш Батя.

Я в 1960 г. закончил вечернюю школу №7, поступил в Казанский авиационный институт. В 1963г. По спецнабору переведен в Черноморское Высшее Военно-морское училище им. П.С. Нахимова В 1966г. В звании лейтенанта, направлен служить на корабль черноморского флота.     В 1992г. Уволен в запас.  Но не обо мне речь.

фото из архива редакции

      В 2018 г. Был в Донецке, проезжая на автобусах по  маршруту Донецк центр_ посёлок шахты Западная и что-то защемило в груди. За 60 с лишним лет, шахты были почти единственным «работодателем», для десятка тысяч шахтёров. Да и  Донецк своим основанием обязан труду этих людей. На  каждой шахте были свои «Стахановы». Мои школьные друзья проработали на шахте «Западная» до пенсии.

Шахты тогда были для многих жителей единственным рабочим предприятием. Тогда ещё не был построен завод экскаваторов ни  ткацкая фабрика. В настоящее время  в городе живет молодежь, которая  не знает, что это за горы породы возвышаются на окраинах города. Терриконы, это пирамиды Донецка, это труд, пот, а порой — и жизнь тех людей, который добывали коксующийся уголь  для металлургии и химической промышленности Советской страны.  

Для того, чтобы не прервалась связь времён и поколений, хорошо бы было установить стелы у зданий бывших комбинатов шахт с текстом: название шахты, год постройки, год вступления шахты в рабочий цикл, год закрытия, сколько миллионов тонн добыто угля.

Сколько шахтёров проработало на шахте за это время. Сколько человек погибло. Это был бы памятник всем,  кто работал на шахтах Донецка. И напоминанием всем жителям города А особенно для молодого поколения.

Спускались в шахту мы, переживая,

И знойным летом, и хладною зимой,

И нас она встречала как родная

И отпускала с радостью домой.

Но так бывает – шахта вдруг, шалея,

Шахтёров не желает отдавать.

Подъёмная машина, сожалея,

Пустую клеть не хочет подымать

Вот и сегодня шахта взбунтовалась,

Ещё такая мирная вчера,

И у кого-то сердце оборвалось –

Шахтёры не поднялись «на гора»,

Напрасно их сегодня ждали дома,

Ребятам выпал жребий не простой.

И машинистка главного подъёма

Клеть подняла опять полупустой.

С уважением, Павел Авраменко 

Орфография сохранена, фото из открытых источников.

Ранее мы писали, что В детском саду «Лазорик» готовятся отметить День рождения Донецка

Оцените статью
Донецкий Рабочий
Добавить комментарий