Меню
16+

Городская общественно-политическая газета «Донецкий рабочий»

10.06.2020 20:01 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Коронавируса не существует!

Автор: Лилия Шептухова

Для тех, кто так считает, – наш репортаж из инфекционного отделения ЦГБ

Статистика по коронавирусу. Кто в нее верит? Одни говорят, что ее завышают, другие — что занижают, третьи – что ковида нет вовсе. Каждый день мы даем на нашем сайте цифры по области, по городу. Они впечатляют, но не так, как поход в больницу. А там – молодые и пожилые, одинокие и семейные. Люди, у которых были планы и мечты. А теперь мечта одна — выздороветь. Получается не у всех. А виноват COVID-19. Специалисты уверяют: мы слишком мало знаем о коронавирусе и порой слишком безрассудно себя ведем.

Вот выдержки из комментариев на наши посты о коронавирусе:

«Вранье все это, придумали политики! А народ в масках мучается»;

«Не политики, а экономисты! Это заговор массонов»;

«Вы все смеетесь, а я от маски задыхаюсь»;

«Когда закончится это вранье! Нет никаких заболевших, нет никаких умирающих!».

Наш поход в инфекционное отделение ЦГБ Донецка. На входе строгая старшая медсестра спросила: «Что ж вы бесстрашная такая?». А я не бесстрашная. Просто до конца не понимающая, что такое COVID-19. Я, как и многие, считаю: со мной такого не будет. Оказывается, это может произойти с каждым.

Костюм. Стерильность. «Грязная» и «чистая» зоны. И внутри все стало как-то подрагивать, когда я услышала телефонный разговор: «Отделение переполнено, у меня в палатах – по два человека, а должно быть по одному!».

Женщина, 69 лет, она кашляет и задыхается. Меня, естественно, не пустили к ней в палату, но я знаю, что она из донецкого дома престарелых, тест у нее уже взяли. Сейчас она лежит в нашем инфекционном отделении, ожидая результата. Пока ее диагноз — двухсторонняя пневмония.

Тут все лежат сейчас с этим диагнозом. Отделение заполнено такими пациентами. Мужчина, которому немного за 60. Совсем молодая женщина. И здесь, как ни в каком другом месте, сухие цифры статистики обретают человеческое лицо.

- Инфекционное отделение заполнено, — комментирует старшая медсестра отделения Ольга Кузьменко. — Вы видите здесь людей, которые работают порой по 12 часов, потом идут домой, падая от усталости. А в палатах есть и наши коллеги, медсестры из нашего отделения здесь лежат. Это беда. Это горе. И для тех, кто не верит: не дай Бог, нам тут с вами встретиться.

Ольга Александровна сдерживает эмоции, а в глазах – усталость. Каждый день сюда привозят пациентов. Кто-то так обессилен, что не может даже пошевелиться без помощи врача.

Им делают рентген, который показывает так называемые «ковидные» легкие. Спрашиваю у медиков, как выглядят лёгкие при коронавирусе на рентгене, и в чем отличия COVID-19 от пневмонии.

Объясняют: COVID-19 поражает лёгкие. В плевральной полости вокруг органа дыхания накапли-вается жидкость, и он увеличивается в размерах. Лёгочная ткань покрывается рубцами, и из-за этого человеку становится трудно дышать, так как часть органа разрушается, и кислороду трудно попасть в кровь.

При рентгене лёгких, поражённых коронавирусной инфекцией, наблюдаются затемнения в нижней части органа. Пятна называются симптомом «матового стекла». На рентгене видны пятна, которые обуславливаются наличием жидкости в лёгких.

При пневмонии поражается только часть лёгких, а при коронавирусной инфекции страдает весь орган, он заполняется жидкостью и перестаёт снабжаться кислородом.

Пациентов, поступающих с подозрением на ковид, тестируют, затем наступает время ожидания. После подтверждения диагноза по приказу Минздрава области пациентов отправляют в инфекционное отделение Зверево. В какие-то дни и это отделение было переполнено, тогда — в Каменск.

В этот момент наш разговор прерывают снова: поступают больные, бригада работает. Здесь и медсестры, и санитарки. И рук все равно не хватает.

- У нас достаточное количество всех необходимых лекарственных препаратов, хорошее оборудование, костюмы, дезинфицирующие средства и прочее. Тут у нас проблем нет, администрация города помогла, выделила средства. Спасибо главврачу Наталье Юрьевне Сосне и нашей главной медсестре Светлане Васильевне Пчелкиной — костюмы хорошие, качественные, — рассказывает О. А. Кузьменко. — Они разные, есть многоразового использования, мы потом проводим их специальную обработку.

Защитные костюмы для врачей изготавливают из материала, через который проходят молекулы воздуха, а все, что больше, – нет. Швы дополнительно склеиваются, чтобы избежать попадания вредных веществ. Я не знаю, как медики находятся в них подолгу – мне было просто непривычно, душно. Я почувствовала себя космонавтом, причем на жаркой планете. Поделилась своими впечатлениями с медработниками.

- Мы уже достаточно длительное время работаем в средствах индивидуальной защиты, — ответила О. А. Кузьменко. – Конечно, жарко, конечно, хочется больше воздуха получать, как в обычной жизни, но что поделать. Такие условия, и сейчас мы вынуждены трудиться именно так. У нас одна проблема – людей не хватает. Люди заболевают, кто-то лежит в больнице, кого-то отправляют на самоизоляцию.

Действительно, медикам сейчас трудно, как никогда. Более двадцати их коллег из Центральной городской больницы Донецка уже инфицированы. Среди них – и врачи, и медсестры, и младший медперсонал. Я не буду называть фамилии, имена. Поверьте, не ставлю себе цель сделать сенсацию на человеческой беде. Я знаю этих людей лично. И надеюсь, что они скоро выйдут на работу, помогать своим коллегам, которые сейчас, возможно, именно в эту минуту, спасают чью-то жизнь.

Полный репортаж из ЦГБ Донецка — читайте в следующем выпуске "ДР". Мы побывали в поликлинике, дежурили на скорой и в приемном. Нам очень хотелось показать читателям, как работают сейчас люди в белых халатах. Или — в защитных костюмах.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

2258