Меню
16+

Городская общественно-политическая газета «Донецкий рабочий»

29.04.2013 16:00 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 81-85 от 25.04.2013 г.

Такое не должно повториться

Автор: Ирина Масальская
Корреспондент
Виктор Тарасович Плотников
26 апреля — годовщина аварии на Чернобыльской атомной станции. Взрыв прогремел в 1.23 ночи. Образовавшееся в результате радиоактивное облако нанесло ущерб большей части территории Европы. По разным оценкам от 15 до 30 тысяч человек умерли впоследствии в результате облучения радиацией.

 

26 апреля — годовщина аварии на Чернобыльской атомной станции. Взрыв прогремел в 1.23 ночи. Образовавшееся в результате радиоактивное облако нанесло ущерб большей части территории Европы. По разным оценкам от 15 до 30 тысяч человек умерли впоследствии в результате облучения радиацией.

Сегодня в Донецке живут 86 ликвидаторов аварии. Самый старший из них — Виктор Тарасович Плотников. Когда пришла повестка из военкомата, ему было 42 года, он трудился на ЦОФ «Донецкая», куда устроился сразу после срочной службы в армии. К тому времени уже имел двоих детей.

В зоне чернобыльской катастрофы Виктор Тарасович провел 5 месяцев и 12 дней. Тогда были мобилизованы огромные человеческие ресурсы и задействована самая передовая и мощная техника. В Чернобыле он впервые увидел приборы с дистанционным управлением, огромные тракторы, краны с выбросом стрелы на 75 метров и подъемом тяжести до пяти тонн на конце стрелы. Мощь этой техники поражала.

Подразделения, в которых служил Виктор Тарасович, работали непосредственно на самой крыше станции, в лесу, в Припяти и т. д. Собирали разбросанные повсюду после взрыва урановые стержни в специальные контейнеры, очищали крышу 3-го реактора, мешками вычерпывали воду из затопленных ранее подвалов. Кроме того, мыли асфальт, сначала и Припять пытались отмыть, только вот толку не было никакого — фон не снижался.

В то время во всем Союзе стиральный порошок считался дефицитом, а в Чернобыле его израсходовали тонны. С его помощью пытались смывать с техники радиоактивную пыль. Если же показания дозиметров все равно зашкаливали, машины, краны и многое другое оставляли в специальном месте, огороженном колючей проволокой. Там техника стоит и по сей день.

Работали потоком, шли цепочкой друг за другом. За день через место аварии проходили до 26 000 человек, каждый мог находиться в очаге не более нескольких минут.

В качестве средств защиты испытывали на людях разные варианты — от свинцовых фартуков, которые позже признали слишком тяжелыми, до респираторов и так называемых «лепестков». Выдавали форму, которая была пропитана специальным раствором, говорили, что на нее меньше оседает радиоактивная пыль.

Постельное белье, обувь и одежду списывали и закапывали в специальных могильниках. Без бюрократии не обходилось и в эти страшные дни. Виктор Тарасович был материально ответственным лицом, и начальство пригрозило, что за неучтенные вещи обяжут заплатить в пятикратном размере. Вот и приходилось собирать постельное белье и вещи по всей территории, кто-то шапки забывал в зараженной технике, кто флаги оставлял.

Жили в палатках по 36 человек. Зимой снега наметало по самую крышу, утром, чтобы выйти, нужно было сначала проход раскопать, а осадки тоже были зараженные.

Каждый день проводили обследование личного состава на уровень радиации, но состояние внутренних органов никто не проверял, записывали только данные дозиметров. Как только у человека накапливался предельно допустимый уровень радиации, его отправляли домой, а на его место приходили другие.

Руководство обещало ликвидаторам, что в специально построенных реабилитационных центрах им почистят кровь и проведут полное обследование. Но, видимо, таких людей оказалось слишком много, и про это обещание просто забыли. С работавшими в зоне аварии медики проводили беседы, в ходе которых не рекомендовали иметь детей.

Хотя в советское время было постановление правительства о льготах для ликвидаторов, фактически получить их было невозможно, потому что военкоматы не давали документов, подтверждающих нахождение в зоне катастрофы.

Люди, пережившие Чернобыль, смогли пользоваться социальными льготами только после распада СССР.

Виктор Тарасович говорит, что люди должны приложить все усилия, чтобы подобные катастрофы не повторялись.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

91